Речка Сторожка.

У древнего города Звенигород, возможно с тысячелетней историей, среди могучих лесов и благоухающих разнотравьем лугов, течёт речушка, впадающая в Москва-реку у горы СторОжа. Многие, не знающие историю Звенигорода люди, назвали бы её переплюйкой, но до нас из прошлого доходят интересные рассказы и легенды. Как известно, в старые времена дорог на Руси отродясь днём с огнём не сыщешь. (Из истории князей – «две армии шли воевать, в лесу разминухуся и живы без боя возвратихуся».) И приходилось местным жителям да приезжим добираться по своим делам - летом по воде, зимой по льду - рек то у нас предостаточно. Селились тоже на берегах - тут и рыба на пропитание, а главное - вода для питья. Поклонялись славяне солнышку, водице и всему живому. Жили по берегам Москва-реки и по её притокам. Левый приток по полноводности был на четвёртом месте и назывался Разводня. Из рассказов старейших местных жителей, а им говорили их предки, название сие пошло от того, что на реке Москве у устья речки Разводни стоит остров, и корабли, шедшие из Европы в Москву и Звенигород, вставали здесь на проверку и разводились. После постройки Саввино-Сторожевского монастыря речку переименовали в Сторожку, так она называется и поныне. Речка не судоходна, поэтому на ней стояло много водяных мельниц, и последняя, находившаяся напротив Саввино-Сторожевского монастыря, прекратила работать лишь в 30 годы прошлого века, а до этого, со стороны монастыря широким потоком шли телеги с зерном для размола, плату за помол брали мукой. Недалеко от села Кораллово и деревни Дютьково над омутами Сторожки и сейчас можно разглядеть остатки мельниц. Берега реки Разводни в старые времена были густо заселены. Большая плотность населения появилась благодаря соседству с большим по тем временам городом Звенигородом и судоходной Москва-рекой, что благоприятствовало торговле. Из писцовой книги шестнадцатого века нам известно - в верховьях располагались поселения, принадлежавшие Пахнутьеву монастырю - Село Сурмино и деревни: Ельник, Юркино, Мальцово и Лукино. Ближе к устью, за Микифоровом, за Ивановым сыном Заболотского: Селище Старое Хвощино и к нему деревни - Вертошино, Дютьково, Кучина, Коптева и сельцо Караулово. Князю Василию Семёновичу Фуникову принадлежали пол села Никольского и деревня Титовское. К Саввинскому монастырю были приписаны деревни Маврино и Никифорово, а также село Дубацыно и село Бельино, находящееся напротив самого монастыря. Некоторые сёла и деревни сохранились и поныне: Лукино, Сурмино, Красные Всходы, Ивашково, Носоново, Кораллово, Дютьково, Саввинская слобода. Остальные поселения пропали в польскую интервенцию, хотя некоторые из них в конце 17 века смогли возродиться, например, Саввинская слобода - бывшая Стрелецкая слобода, а до 16 века село Бельино. Среди живописных деревенек в дремучих лесах Звенигородья, на опушках, на высоких берегах рек и языках оврагов можно увидеть древние курганы. Исследуя многочисленные сохранившиеся курганные группы, историки вычислили места поселения древнего народа, не подчинившегося Русским князьям и хранившего древнюю языческую веру до конца 12 века! На Москва-реке чуть выше Звенигорода по течению, на месте деревни Хотяжи, стоял другой город - город легендарных Вятичей! Для того времени размеры города впечатляют - целых 60 квадратных киллометров!!! Для примера, на месте Москвы в это же время только заселялась деревня Кучково. Загадочный город занимал оба берега Москва-реки и ученые не исключают, что это легендарный город Корьдно, где находился стол Ходоты - вождя-старейшины вятичей, который воевал с Владимиром Мономахом. Археологами найден огромный материал для исследования - славянские, финские, балтские украшения одиннадцатого-двенадцатого веков. Из уникальных находок - скандинавские фибула, тордированная гривна и серебрянный саксонский динарий, являющийся первой и единственной (!) находкой европейской монеты раннего средневековья в поселениях вятичей. Огромная площадь поселения и анализ уникальных находок с уверенностью говорит об открытии великого и ранее не известного центра вятических земель начала тысячелетия. Живописные берега с обрывистыми склонами, чистейший, пьянящий воздух и близость городского центра, привлекали в эти места Московское дворянство. В 18 веке строятся усадьбы в сельце Караулово и деревеньке Дютьково. Сюда приезжают великие люди - писатели, поэты, композиторы, художники, дабы в картинах, рассказах и музыке воспеть великолепную природную красоту Звенигородского края. Благодаря множеству родников, питающих Сторожку, температура воды в реке, даже в самую жару, не поднимается выше 12 градусов, и поэтому же зимой река промерзает только после 20 градусов мороза. Несколько лет назад мороз достигал 40 градусов, родники в деревне промёрзли до дна, и жителям приходилось воду для питья набирать прямо из реки. На вкус она была немного сладковата, но пили, и всё было хорошо. Глубина Сторожки колеблется от 20 сантиметров до 2,5 метров, а ширина достигает 6 метров. Дно, в основном, каменистое, во многих местах лежат огромные валуны, но есть и песчаные косы. В половодье, когда зимой выпадает большое количество снега, река разливается и уровень воды поднимается на полтора-два метра, затапливая всю пойму. С 17 века в окрестностях Звенигорода добывали болотное железо и в нескольких деревнях стояли небольшие заводы по производству железных изделий. До сих пор некоторые родники, выбиваясь на поверхность, несут с собой большое количество ржавчины, из-за чего вода в них кажется красной. Река изобилует разной рыбой - в омутах можно поймать на удочку головля, карася и щуку, а на мелководье попадаются пескарь, плотва и пеструшка, есть даже налим, но поймать его очень сложно. Водится также зверек, которого в Московской области нигде больше не найти - норка! Есть предположение, что животные когда-то сбежали со зверофермы, и теперь они, не боясь людей, часто целыми семьями, греются на деревянных мостиках. Иногда можно найти на реке плотины - это строители-бобры обустраивают свои хатки. Они как лесорубы, валят довольно большие деревья. Серые цапли, занесённые в красную книгу, строят гнёзда в зарослях у воды и выводят птенцов. Утки с маленькими утятами так и снуют по речке в зарослях рогоза, глубоко ныряя, завидев ястреба. На водопой приходят величественные лоси и грациозные косули, а чёрные кабаны с хрюканьем и визгом убегают, услышав малейший шорох. Не зря пойму реки Сторожки от Кораллова до устья, внесли в реестр водоохранной зоны. ...
Продолжение следует.


Деревня Дютьково у Звенигорода

История Дютьково

Дютьково - не единственная на территории Одинцовского района деревня с таким названием. Под Кубинкой, на р. Дуденке, притоке Нары, находится другая деревня Дютьково.
Из летописей известно, что у великого московского князя Семена Гордого в боярах служил Андрей Иванович Кобыла, родоначальник многих дворянских родов. Он пользовался доверием великого князя и в 1346 г. ездил в Тверь за его невестой Марией Александровной. Потомкам Кобылы под Звенигородом принадлежали значительные владения, ряд из которых достался его внуку Федору Александровичу. Федор, живший в конце XIV в., имел прозвище Дютка, от которого произошли названия обоих селений, возникших примерно на рубеже XIV-XV вв. Это подтверждается и тем, что по данным родословцев Федор Дютка служил именно князю Юрию Дмитриевичу Звенигородскому. Единственный сын Федора - Иван умер в "великий мор" (1417 или 1420 гг.), и многие из его вотчин, в том числе и Дютьково, перешли в число дворцовых владений, отдававшихся в поместья.
В известных нам источниках впервые Дютьково упоминается в 1558 г., когда находилось в поместье за боярским сыном Никифором Ивановичем Заболоцким. К сожалению, история Дютькова в XVI-XVIII вв. практически не изучена, и мы можем отметить лишь отдельные ее вехи. Судя по писцовой книге 1624 г., владельцем этих земель значился Гаврила Ильич Одинцов. В 1704 г. сельцо Дютьково находилось в вотчине Родиона Сабурова. В середине XVIII в. оно принадлежит его внукам - гвардии капитан-поручику Михаилу Андреевичу и подпоручику Алексею Андреевичу Сабуровым. В 1786 г. за девицей Анной Михайловной Сабуровой здесь значились 22 ревизские души. По "Экономическим примечаниям" конца XVIII в. сельцом владела уже генерал-майорша Елизавета Михайловна Цимерманова. В Дютькове считалось 6 дворов, где жило 38 душ мужского и 45 женского пола, стоял господский двухэтажный деревянный дом со службами, а на речке работала деревянная "раструсная" мельница. Крестьяне находились "на господском изделии и на пашне" и, как отмечалось, жили "посредственно". По сведениям 1852 г. сельцо Дютьково было во владении "чиновника 5-го класса" Ивана Васильевича Лаврентьева. При нем здесь находилось уже 20 дворов, где жило 66 мужчин и 99 женщин. В 1857 г. Лаврентьев продает Дютьково камер-юнкеру, надворному советнику графу Григорию Александровичу Кушелеву-Безбородко. Но граф владел этими землями только до 1865 г., когда они перешли к коллежскому секретарю Дмитрию Поводрастову. При Кушелеве-Безбородко тут появилась ткацкая фабрика, где стали работать местные жители. Но в 1880-е годы дело пришло в упадок, и фабрика вскоре закрылась. Статистика 1890 г. отметила в деревне 175 жителей.
В конце XIX - начале XX вв. Дютьково становится дачной местностью. Здесь бывали многие представители музыкального мира; в 1880-е годы в Дютькове бывал И.И.Левитан, отдыхавший поблизости в Саввинской слободе. Впечатления от живописных окрестностей Дютькова отразились в его работах этого периода. Бывали здесь художники А.Е.Архипов и А.К.Саврасов. Достопримечательностями здешних мест являются само месторасположение деревни, склоны с хвойными лесами, напоминающие пейзажи Швейцарии, гора «Олимп», или «Танеевский обрыв», откуда открывается красивейший вид на деревню и где любил отдыхать С.И. Танеев, дом, в котором он жил на даче и умер.

М.Л. Серая, Т.Л. Жирнова


Информация взята с сайта музея С.И. Танеева в Дютьково.
Перейти на сайт музея.

Господский дом князей Сабуровых в сельце Дютьково.

 Во время войны 1812г. при отступлении русских войск были сожжены деревни: Скоково, Коралово, Дютьково не уцелела и усадьба Сабуровых. Известно, что концу 19 века остались только, фундамент дома, колодец и пруд для катания на лодках.
  Из воспоминаний сторожил - барыня из Коралова приезжала плавать на лодочке и отдыхала в беседке стоявшей на одном из четырёх островков в пруду, выкопанном вручную. В Советское время, белокаменный фундамент дома был растащен для укладки погребов, и осталась заросшая канава, но и сейчас в корнях вековых деревьев, можно обнаружить куски известняка, а рядом торчат из земли кованные гвозди, обломки печных изразцов и разноцветные кусочки стекла, предположительно от оконных витражей.
  Колодец обвалился и заплыл землёй, превратившись в большую яму. Пруд весь зарос смешанным лесом и кустарником, но по дамбе окружающей с трёх сторон пруд и на островках, высятся огромные раскидистые дубы и корабельные сосны, возрастом за двести лет. Примечательно, что все островки усыпаны земляникой.
  Живут в заросшем пруду, бобры и протаптывают дорожки к реке, серые цапли и косули. Многие гости, на прогулке завидев косулю, радостно кричат - олень! олень!!!
  Дорога из Скокова к усадьбе пролегает по лесу мимо древних славянских курганов, насыпанных много веков назад Вятичами. Через речку сторожку по местами сохранившейся дамбе, где работала водяная-раструсная мельница. С правой стороны у устья ручья, что впадает в Сторожку, был кирпичный завод, по производству кирпича для строительства Саввино Сторожевского монастыря с сохранившимися до наших дней, развалами печей и ямой творилом. Говорят в этой яме, часто тонули коровы.
  При строительстве железной дороги всё перекопали и местность сильно изменилась, но и сейчас на поляне и в лесу, сохранились остатки погребов с выложенным старым, большим кирпичом стенами. В одной из ям выросла огромная берёза и возле неё любят пастись лошади.

Вятичи Звенигород.

Окрестности Звенигорода давно привлекали внимание исследователей. Примечательно, что именно здесь в 1838 году были осуществлены первые в Подмосковье археологические раскопки. А началось всё так...
Местные крестьяне, обрабатывая свои поля по берегам Москвы-реки, то и дело выпахивали из земли и сдавали в уездное правление всевозможные древние предметы. Оружие, диковинные украшения, монеты, черепки богато орнаментированной посуды - всё говорило в пользу того, что эти живописные берега уже к Х-ХII векам были довольно плотно заселены древними славянами, которые на каждом удобном мысу располагали здесь посёлки и небольшие городки. Главные же свои святыни — родовые кладбища — они, напротив, старались скрыть подальше от берега и чужих глаз. Так в верховьях многочисленных оврагов и лесных проток, на тихих укромных полянах возникали небольшие могильники; некоторые из них со временем разрастались до огромных размеров и насчитывали до 200 - 300 курганных насыпей.
Основная часть известных славянских селищ Москворецкого бассейна имеет небольшие размеры. Это были преимущественно двух-трёхдворные деревни, где жили обычные крестьяне-общинники. Однако, помимо рядовых селищ, в округе Звенигорода за последние годы было выявлено несколько новых, нетипичных поселений Х-ХП веков, имевших значительную площадь и мощный культурный слой, насыщенный интереснейшими находками, которые сильно отличаются от распространённого сельского «ширпотреба». Так, на поселении близ села Саввинская Слобода найдено множество славянских украшений, предметы импорта, весовые гирьки, боевой дружинный топор. Археологами изучены жилые постройки, а также остатки культового сооружения с каменной выкладкой. Из прочих предметов, найденных здесь, следует выделить шиферное пряслице с уникальным рисунком-граффити. По мнению автора находки, доктора исторических наук А.К. Станюковича, семь знаков, прочерченных на пряслице, по крайней мере пять из которых - солярные, могут символизировать русальную (купальскую) неделю.